Архив
КИЕВЛЯНЕ"Ведомости"

УМЕНИЕ ПЕРЕСТУПАТЬ ЧЕРЕЗ РАМПУ

Жизнь Николая Рушковского, москвича по рождению, киевлянина по призванию, — сюжет для настоящей эпопеи, охватывающей несколько поколений

На таких, как он, мужчинах держится мир. Благодаря таким актерам существует и развивается искусство Театра.

Виктория МУРАТОВА

«ВЕДОМОСТИ»

Правнук солдата николаевской армии, служившего 25 лет, внук дворянина-адвоката (родство с которым семье пришлось скрывать долгие годы), сын купеческой дочери и издательского работника... В раннем детстве Коля в полной мере прочувствовал классовую ненависть своих сверстников, обитающих в пролетарском районе Москвы. Его считали шибко грамотным. Мальчик, не отличавшийся крепким здоровьем, частенько пропускал уроки. И тем не менее ухитрился перейти во второй класс всего через десять дней после начала занятий в школе. До сих пор вспоминает Николай Николаевич свой первый «провал» в качестве исполнителя-чтеца: читая на уроке вслух пушкинскую «Сказку о рыбаке и рыбке», он вместо слова «невод» прочел «неуд»...

Театр вошел в жизнь Рушковского практически от самого момента рождения — его родители играли в любительских спектаклях и мечтали увидеть сына на сцене. По счастью их желание не вызвало в отпрыске сопротивления. Он прикоснулся к искусству лицедейства пятнадцатилетним юношей.

В 1940 году Рушковский стал заниматься в театральной студии у известного режиссера Сергея Штайна. Юноша всерьез увлекся искусством лицедейства и даже играл в настоящем спектакле о приключениях Тома Сойера и Гекльберри Финна по Марку Твену.

А потом началась война. В то лето Николай гостил у родственников на Волге. Осенью попытался вернуться в Москву, но поезд, в котором он ехал, поступил в распоряжение военного командования. С трудом удалось добраться до тети Шуры в Наровчатах. Там Рушковский и закончил школу. Семнадцатилетним мальчишкой вместе с такими же героями он рвался на фронт. Но поначалу попал на Урал, работал на заводе. Поступил было в училище Малого театра, да опоздал на поезд, в котором коллектив выехал в Москву. В январе 1943 года Николай Рушковский стал солдатом минометной части, воевал в составе Тернопольской бригады. Восемнадцатилетними командовали тогда двадцатилетние. Отчаянные мальчишки считали службу напрасно потраченным временем. И только через много лет он понял, что наивысшей наградой для солдата является его собственная жизнь. Боевой путь Николая начался в Киеве, а закончился в самом центре Германии. Рядовой солдат-телефонист, он протянул провод через три государства, участвовал в штурме Берлина. Последний раз Рушковский «давал связь» 2 мая 1945 года, через несколько дней Германия капитулировала.

Школа жизни и смерти, пройденная практически экстерном, всего за два с половиной года, дала артисту то, чему невозможно научиться: эмоциональную память, помогающую быть искренним на сцене, проживая чужие жизни как собственные.

После войны Рушковский вернулся к своей мечте о сцене, решив все-таки добиться своего. Подготовившись в самодеятельном театральном коллективе, в 1948 году он снова поступил в Школу-студию МХАТ. В исторической справке, размещенной на сайте театра, имя Николая Рушковского в списке самых выдающихся студентов. После окончания учебы вместе с другими москвичами он отправляется покорять столицу Украины. Тем более что среди актеров киевского Театра русской драмы, куда направляли выпускников Школы-студии МХАТ, была девушка его мечты — очаровательная Изабелла Павлова. Его так и называли в театре — жених Павловой. До тех пор, пока они не стали мужем и женой (теперь ситуация несколько изменилась, и уже Изабелла Ильинична, отдав супругу первые позиции, стала женой Рушковского). Киев стал второй родиной Николая Рушковского. С 1952 года он выходит на сцену Театра имени Леси Украинки — вот уже более 53 лет!

«Самый счастливый период, годы молодости, когда мы — группа актеров, Борисов, Шестопалов, Мажуга, Филимонов, играли по 20, 24 спектакля в месяц, и две трети — были роли главные, — вспоминает Николай Николаевич. — Но актерская линия не может быть сплошной и ровной. Мне довелось всякого хлебнуть. Испытал я на себе, что такое творческий голод, когда «перекрывают кислород». Это самое страшное для артиста. Ведь когда он не выходит на сцену часто, он постепенно теряет веру в себя. Помните, актер из пьесы «На дне» говорит: «Талант — это вера в себя». К счастливым моментам могу отнести и работу в театре «Сузір’я». Это такая творческая отдушина, такая возможность воплощения нереализованных актерских задумок!»

Рушковский сыграл в театре более ста ролей. Среди самых удачных он называет отрицательного персонажа профессора Брызгалова из советской до мозга костей пьесы «Кафедра». По словам мастера, играть таких мерзавцев в те годы (конец 1970-х) было намного интереснее, нежели правильных положительных героев: «Бывает, начинаешь работать и на роли пишешь, озорничая: «Сделано из отходов». А потом она оказывается одной из твоих любимых. Кроме «Кафедры», «Дачники» был очень дорогим для меня спектаклем. «Годы странствий» Арбузова — удивительная романтика. Конечно, были и запрещенные спектакли. Когда закрыли спектакль «Транзит» Зорина, я помню свое ощущение — было чувство, словно у меня умер ребенок. То, что тобой было рождено, не получило жизни, ушло. Я уже не говорю о той трагедии, которая постигла не только нас — всех зрителей города. Имеется в виду спектакль, поставленный Леонидом Викторовичем Варпаховским, «Дни Турбиных» с Лавровым в главной роли, с потрясающей работой Сергея Филимонова в роли Лариосика и уникальным актерским составом». Николай Рушковский был тогда юным и звонким Николкой.

Сегодня он не так часто выходит на сцену. Его душу греют работы в постановках «Насмешливое мое счастье» о Чехове в родном театре и «Когда лошадь теряет сознание» по Франсуазе Саган в мастерской театрального искусства «Сузір’я».

Больше половины своей жизни Николай Николаевич преподает актерское мастерство своим младшим коллегам (как называет профессор своих учеников), которые работают сегодня в Украине и России, Коста-Рике и Вьетнаме, Франции и Испании, Прибалтике, США и Италии, Израиле и Ливане. «Я полностью согласен с великим Михоэлсом, который говорил, что педагог может помочь в формировании артиста — но научить профессии артиста невозможно. В нынешних студентах с грустью ощущаю скепсис и даже цинизм, потому что они не видят перспективы. Актерская профессия никогда не была денежной. А сегодня, к сожалению, в нашей стране искусство обречено на выживание».

Грустно осознавать, что такие личности, как Николай Николаевич Рушковский, сегодня становятся «уходящей натурой». В это просто невозможно поверить, видя его — бодрого, активного, энергичного, слыша его неповторимый голос — настоящий баритональный бас с бархатными раскатами. В чем же секрет такого потрясающего творческого долголетия и, что самое драгоценное — оптимизма? «Есть несколько важных понятий, которые необходимо исповедывать: сценическое обаяние, умение «переступать через рампу», стремление приблизиться к интеллектуальному идеалу, способность оценить талант своего коллеги. И самое банальное — дисциплина и работоспособность», — говорит Николай Рушковский.

«ИЗ ДОСЬЕ «КВ»

Николай Николаевич РУШКОВСКИЙ

Родился 11 мая 1925 года в Москве. Закончил школу-студию имени В. Немировича-Данченко при Московском художественном академическом театре (1952). С 1963 года — преподаватель, с 1976 года — профессор Киевского института театрального искусства им. И. Карпенко-Карого. Народный артист Украины. Лауреат Государственной премии Украины им. Т. Шевченко. Награжден орденом «За заслуги»

III степени, российским орденом Дружбы. Среди более 100 театральных ролей — Ромео («Ромео и Джульетта по Шекспиру), Брызгалов («Кафедра» Врублевской), Городулин («На всякого мудреца довольно простоты» по Островскому), Барбошин («Событие» по Набокову), Лазич («ОБЭЖ» по Нушичу), Поклен («Молодые годы короля Людовика ХIV» по А. Дюма), Роменвиль («Приглашение в замок» Ануя), профессор Шлаттер («Метеор» Дюрренматта). Избранная фильмография: «Роман и Франческа» (1960), «Выстрел в тумане» (1963), «Освобождение» (Москаленко, 1970), «Дождь в чужом городе» (1979), «Утреннее шоссе» (1988).

ИЗ ПЯТИ ПОВЕШЕННЫХ И ЧИСТЫХ

Несмотря на то что Кондратий Федорович был одним из руководителей именно Северного общества декабристов, а не Южного, сложившегося на наших территориях, Рылеев тесно был связан с Украиной. И жизнью, и творчеством, тематикой стихов.

Любопытно, что отец поэта, Федор Андреевич Рылеев, жил в Киеве и являлся главноуправляющим имениями князя Голицына. Умер он в 1814 году, здесь же, в Киеве, по всей вероятности, и похоронен. Хотя место захоронения, как и адрес его киевского жительства, точно установить не удалось.

Целых три года (1817—1820) своей короткой, трагической, но и завидной жизни Кондратий Рылеев прожил в Слобожанской Украине, в Острожске, где служил офицером. Тогда же неоднократно бывал в Киеве. Знал украинский язык, обычаи, культуру, историю и народную поэзию украинцев, что, кстати, могло бы послужить блестящим примером для «новых украинцев» и «новых русских».

А вот эти слова Рылеева служили, начиная с 1825 года, для многих поколений свободолюбивой славянской молодежи клятвой, заклинанием, произносимым нередко со слезами на глазах:

...Известно мне: погибель ждет

Того, кто первый восстает

На утеснителей народа, —

Судьба меня уж обрекла.

Но где, скажи, когда была

Без жертв искуплена свобода?

Погибну я за край родной, —

Я это чувствую, я знаю...

И радостно, Отец святой,

Свой жребий я благословляю!

А ведь это из его, так скажем, чисто украинской поэмы «Наливайко», посвященной жизни бесстрашного вождя восстания против ляхов. И именно Северину Наливайко в уста автор вложил эти слова, хотя они полностью приложимы и к жизни самого Рылеева, одного из близких друзей Пушкина и самого большого поэта из тех, кто вышел на Сенатскую площадь в 1825-м.

Когда их, пятерых руководителей декабристов, затем вешали, то как раз петля-веревка Рылеева оборвалась, и он, сорвавшийся долу, прохрипел свой последний приговор царизму, сказав, что в этой стране даже повесить не умеют...

Рылеев — автор интересных поэм: «Мазепа», «Богдан Хмельницкий», «Войнаровский», созданных не просто на материалах украинской истории, но и с тонким пониманием души народной. Кстати, Рылеев был знаком со многими видными деятелями нашей культуры — Маркевичем, Сомовым, Корнилевичем и другими. Его высоко ценил Тарас Шевченко, а переводили Рылеева на украинский, начиная с Павла Грабовского, Тычина, Рыльский, Малышко и другие.

Вполне логично, что имя этого благородного человека носят улицы в разных городах Украины. Но вот что ужасает, поделился впечатлением детский писатель, выступавший в одной из самых лучших гимназий столицы — имени Пушкина. Детишки — из самых продвинутых, но когда разговор случайно коснулся декабристов, никто, как оказалось, не знает, кто они такие. Грустно...

ЛЕВ НИКОЛАЕВИЧ РЕВУЦКИЙ 1889 — 1977

Родился Лев Николаевич в селе Иржавец на Полтавщине. С пяти лет мать начала учить талантливого мальчика игре на фортепиано, затем пригласили педагога. И в доме, и в селе юный Ревуцкий постоянно слышал народные песни — как тут не стать музыкантом! Сначала Лев пошел в Прилукскую гимназию. Однако родители, а также старший брат Дмитрий (впоследствии известный филолог, фольклорист, педагог, знаток и собиратель фольклора) решили, что для получения хорошего образования ему необходимо переехать в Киев. Здесь Лев поступил в гимназию и — параллельно — в музыкальную школу Николая Тутковского, в класс фортепиано Николая Лысенко. Впоследствии Лев Николаевич посвятил памяти Учителя одно из своих лучших сочинений — фортепианный концерт. В 1904 году в Киеве открылась музыкально-драматическая школа Лысенко, в ней Ревуцкий и продолжил свое обучение. Через три года он стал студентом физико-математического факультета университета и одновременно — фортепианного класса Короткевича в училище при Российском музыкальном обществе. Через год Ревуцкий перевелся в университете на юридический факультет. Это был вовсе не какой-нибудь легкомысленный поиск собственного «я». Напротив — стремление получить традиционное на то время образование.

В 1913 году Лев Николаевич поступил в только что организованную Киевскую консерваторию, в класс композиции профессора Рейнгольда Глиэра. А в начале Первой мировой войны, досрочно сдав выпускные экзамены в обоих вузах, отправился на Рижский фронт. Вернувшись из армии в 1918 году, он ненадолго остановился в Москве, где закончил свою Первую симфонию и Первый фортепианный концерт. Затем поехал на родину: сначала в Киев, через некоторое время — в родной Иржавец, затем — в Прилуки. Там ему пришлось поработать делопроизводителем в железнодорожной амбулатории.

С 1924 года Ревуцкий начал преподавать в Музыкально-драматическом институте имени Лысенко. На это время приходится создание нескольких вокально-инструментальных произведений, основанных на великолепном украинском фольклоре — широко известны «Козацькi nicнi», «Сонечко», «Галицькi пiснi».

В августе 1941 года Льва Николаевича эвакуировали в Ташкент, где правительство Узбекистана поручило ему заведовать кафедрой истории и теории музыки в республиканской консерватории, а также возглавить класс композиции. После освобождения Киева Ревуцкий вернулся в родной город и с энтузиазмом принялся за педагогическую работу в консерватории. Немало сил он отдал возвращению из армии студентов, мобилизованных в начале войны (в частности, помог устроиться Георгию Майбороде). В годы сталинских репрессий Ревуцкий очень болезненно воспринимал несправедливые обвинения в различных «измах» и прочих смертных грехах, направленные против таких композиторов, как Верховинец, Вериковский, Барвинский, Богуславский, Козицкий... Опасался и за собственную участь. Впоследствии Лев Николаевич рассказывал, что во второй половине 30-х годов он уничтожил много писем от видных деятелей культуры, чтобы не привлечь внимания органов. К сожалению, подобная судьба постигла и его Третью симфонию...

Творческое наследие Льва Ревуцкого широко известно за пределами родины. Еще в довоенное время Вторая симфония исполнялась в Варшаве и Каунасе, Второй фортепианный концерт, кантата-поэма «Хустина», оркестровый «Казачок» и ряд фортепианных пьес звучали в Канаде и США. За один месяц (апрель 1988 года) в Сакраменто (штат Калифорния) Вторую симфонию исполнили три раза подряд.

Имя Льва Ревуцкого носят Республиканская мужская хоровая капелла, Черниговское музыкальное училище, а также одна из престижных музыкальных премий Украины.

ПАВЕЛ СЕМЕНОВИЧ РЫБАЛКО 1894 — 1948

Знаменитый маршал-украинец Советской Армии Павел Семенович Рыбалко бывал в Киеве лишь эпизодически, и тем не менее его вклад в историю нашего города — колоссальный. Именно войска генерала Рыбалко — 3-я гвардейская танковая армия — 22 сентября 1943 года вышли к Днепру, форсировали реку, участвовали в легендарных боях на Букринском и Лютежском плацдармах, наконец — освобождали Киев.

Нужно сказать, что армия генерала Рыбалко прославилась не только в боях за Киев. Впервые она отличилась при освобождении Харькова, потом — в боях на Левобережной и Правобережной Украине, Львовско-Сандомирской, Сандомирско-Силезской, Нижне-Силезской, Берлинской и Пражской операциях. Именно танки генерала Рыбалко брали Берлин, а закончили свое победное шествие уже после окончания войны с Германией — 11 мая в освобожденной от фашистов Праге. Сам Рыбалко происходил из крестьянской семьи села Малый Истоп Лебединского района Сумской области, в годы Первой мировой был призван на фронт, сражался унтер-офицером с немцами. С тех пор и остался на военной службе, дослужившись до маршала Бронетанковых войск и дважды Героя Советского Союза.