Архив
Воссоединение через 60 лет

В Закарпатье, окруженном четырьмя государствами, госграница проходит через поля, леса, реки и только здесь — в центре села.

Богдан БАРБИЛ журналист (из Ужгорода)

Падение Берлинской стены — так местные жители назвали новый, четвертый пункт пропуска на украинско-словацкой границе «Малi Селменцi — Велке Слеменце». Рубеж проходит только по территории Закарпатья и составляет 98 километров.

60 лет назад линия советско-чехословацкой границы разделила пополам, по центральной улице, населенный пункт Селменц. Здесь испокон веков живут венгры. Большая часть под новым названием Велке Слеменце осталась в Восточной Словакии, а другая — Мали Селменци — в Закарпатье. Советская власть пыталась навязать новое, чисто на украинский манер название Солонцы, но ни пожилые, ни юные его упорно не произносили. По обе стороны границы звучит только древнее исконное — Селменц. В последнее время селменчане начали писать совместные обращения к первым руководителям Украины и Словакии с просьбой открыть в селе цивилизованный пункт пропуска. Ведь им пока могут пользоваться лишь пешеходы и велосипедисты. До лета должны наладить проезд автотранспорта. До сих пор, чтобы попасть к родным и знакомым, делали 100-километровый крюк через таможенные посты в Ужгороде или Чопе.

85-летний Золтан Евчак вспоминает те послевоенные годы, когда Закарпатье по межправительственному соглашению отошло от Чехословакии и стало составной частью СССР. В 1947 году с. Селменц разделил пограничный шлагбаум, но людям разрешали беспрепятственно передвигаться туда-сюда. В словацкой части находились школа, магазин, церковь, адвокат, а в закарпатской — только 70 хат. Через год шлагбаум заменили колючей проволокой. Пограничники под угрозой применения оружия запретили какое-либо общение через заграждение. Особенно строгие меры установили после «пражской весны» 1968-го. В последнее время украинские и словацкие стражи лояльно смотрели на контакты односельчан. Скажем, в какой-то семье рождается ребенок, и тут же радостный отец подбегает к инженерной системе и первого увидевшего на украинской стороне просит немедленно сообщить новость такому-то. Как правило, здесь, дабы сэкономить деньги за телефонные разговоры, договаривались о поездках в гости друг к другу.

И вот наконец после речей правительственных чиновников и председателей сел перерезается лента. Без проверки документов всех пропускают в словацкие Велке Слеменце. Люди сразу направляются на торжественный фуршет в сельсовет. Некоторое время спустя празднество продолжается на украинской территории. А вот простых жителей закарпатских Малых Селменцев в словацкую часть не пустили. С родственниками им разрешили общение на плацу между таможенными постами, в плотном кольце пограничников двух стран. Многие плакали. Может, от обиды. Они так долго ждали этого мгновения! Эрика Попович не скрывает огорчения: «Хотела встретиться с маминым братом и сестрой, посидеть с ними хотя бы несколько часов за одним столом, но не разрешили. Не сделали еще заграничный паспорт, и нет визы. Поэтому радости не чувствую. Колючую проволоку снова поменяли на шлагбаум».

Граждане Словакии в это время выстроились в длинную очередь под окошком украинской пограничной службы. Чтобы попасть в Украину, им надо иметь только загранпаспорт. Стоящие прямо у КПП маршрутные такси везут словаков в Ужгород и обратно. У многих жителей с. Мали Селменци на словацкой стороне похоронены близкие, но высокая стоимость виз не дает возможности побывать им на кладбище. В письме к руководству Украины и Словакии селяне просят пойти на следующий гуманный шаг — разрешить посещать Словакию без виз.

«Почетный» прыжок Исинбаевой

На сессии горсовета звание почетного жителя Донецка единогласно присвоено знаменитой спортсменке Елене Исинбаевой.

Здесь ее ждут с нетерпением, потому что теперь она будет жить и тренироваться в Донецке. Решение переехать сюда из России спортсменка приняла, конечно, не без влияния легендарного Сергея Бубки. Именно в этом городе, выступая в состязаниях ежегодного международного турнира «Звезды шеста», олимпийская чемпионка и 18-кратная рекордсменка мира Исинбаева приобрела «крылья» для новых побед и установила три мировых рекорда. Устраивают Елену и отличные условия для тренировок.

Почетный «донецкий орден» Елена получит в феврале, когда приедет на очередной турнир «Звезды шеста». Нина РЫКОВА, собкор «ВЕДОМОСТЕЙ» из Донецка

Сироты напрокат

Сергей ЯНОВСКИЙ собкор «ВЕДОМОСТЕЙ» (из Херсона)

Херсонские политики берут детей «в аренду».По общему мнению горожан, кампания по выборам мэра областного центра как никогда «грязная». Один из кандидатов распространил рекламу, где он запечатлен с симпатичными ребятишками. Земляки удивлялись: какой хороший родитель, вырастил таких замечательных мальчуганов! Однако выяснилось, что ребят тот попросту «одолжил» в школе-интернате.

Директор интерната Николай Рудя подтвердил нам, что знает об участии детей в фотосъемках. И за это весь класс одарили сладостями. По словам директора, кандидат и прежде им помогал, поэтому в ответной любезности он не видит ничего зазорного.

Плохого и впрямь ничего нет. Но есть маленький нюанс: за час съемок профессиональные актеры в Херсоне берут не менее сотни гривен. Пусть запечатленные на фотоснимках дети и не профессиональные лицедеи, но деньги тоже наверняка пригодились бы если не им, так интернату. И тут возникает проблема, которая не сводится к взаимоотношениям отдельно взятого кандидата и дешево организованной массовки.

Накануне выборов соискатели депутатских мандатов валом повалили в приюты, интернаты, дома ребенка. Сценарий «разовой благотворительности» неизменно сводится к раздаче продуктов или бытовой техники и записи интервью в администрациях, рассыпающихся в славословиях по адресу жертвователя. Потом эти оплаченные сюжеты гуляют в радио- и телеэфире, публикуются в газетах, а фотоснимки «доброго дяди» в компании осчастливленных мальчишек и девчонок расклеиваются на уличных бигбордах. Редакции масс-медиа и рекламные агентства имеют от этого неплохие деньги, однако политики почему-то забывают: у использованных в пиар-кампаниях детишек могут быть родители и полноправные опекуны, помимо работников специализированных учреждений, в которых они живут. И, согласно законодательству, они могут потребовать вознаграждение за участие их чад в рекламе и компенсацию морального ущерба за съемки без их согласия.