Архив
Онковрага уничтожают холодом и каплямиАлексей МИРОНЕНКО

"Каждые две секунды от рака кожи на земле умирает человек", - такой была первая фраза, услышанная мной от профессора израильского института по лечению рака кожи, академика Европейской академии дерматологии и венерологии, руководителя программы ООН по лечению рака кожи и слизистых оболочек Шалвы Марди. Эти слова прозвучали в Институте онкологии АМН Украины во время недавнего визита легендарного онкодерматолога в Киев.

«МЕРСЕДЕС» ОТ ГЕЛЬМУТА КОЛЯ

Израильский врач приехал повидать старых друзей, обменяться опытом с сотрудниками Института онкологии. Шалва Марди давно хотел увидеться с профессором, директором института, главным онкологом Министерства здравоохранения Украины Сергеем Шалимовым. Небезынтересно было послушать разговор авторитетнейших медиков мира и узнать о перспективах лечения страшного недуга.

Знаковые фигуры мировой медицины встретились в кабинете Сергея Александровича. Шалва Марди родился в Грузии, учился и работал в Украине, тридцать лет назад эмигрировал в Израиль. Теперь он трудится над проектом глобальной ликвидации эпидемии раковых поражений кожи, инициаторами которого выступили ООН и Всемирная организация здравоохранения.

Как рассказал Шалва Марди, прибыв в Израиль, он смотрел на лица своих новых соотечественников и удивлялся тому, как много этих лиц поражено знакомыми ему недугами. Люди приезжают в Израиль из северных стран и попадают под палящее солнце Средиземноморья. Результаты самые плачевные: очень многие становятся жертвами ультрафиолетового излучения. Лечить кожные заболевания, возникающие под действием солнца, очень сложно. Но Марди принял вызов, брошенный страшной болезнью. Он разработал серию препаратов, способных противостоять раку кожи, построил несколько лабораторий и клиник, сейчас у него есть свой институт. Шалва Марди работал в Японии, Швейцарии, Франции, США, он считается одним из самых высокооплачиваемых врачей Европы. В знак признания его заслуг бывший канцлер Германии Гельмут Коль подарил врачу свой «мерседес».

ЧУДО КРИОДЕСТРУКЦИИ

Сергей Шалимов — тоже выдающаяся фигура в медицине. Он — член Международной ассоциации хирургов-онкологов, Европейской ассоциации криохирургов, действительный член Нью-Йоркской академии. В 1999 году Международный биографический центр Кембриджа (Англия) признал Сергея Александровича Человеком года. Если Марди творил в основном на Западе, Шалимов боролся против рака дома. В то время как Шалва покорял зарубежье, Сергей Александрович с товарищами работал в Киеве над методом уничтожения больных клеток холодом — так называемой криохирургией.

К тому времени криохирургия уже применялась кое-где в медицине, но наши врачи-онкологи ломали головы над использованием криогенного метода для лечения пациентов, считавшихся неоперабельными. Дело в том, что большинству больных, у которых наблюдаются опухоли печени, желудка, поджелудочной железы, операции считались противопоказанными: из-за опасности распространения пораженных болезнью клеток с током крови.

Группа Сергея Шалимова вместе с учеными из научно-производственного объединения «Сатурн» предложили замораживать очаг болезни — с тем, чтобы удалять его было безопасно. Вскоре в руках врачей появилась установка «Криоэлектроника-2» — устройство, мало чем отличающееся по виду от обычного холодильника. Оно работает на жидком азоте и позволяет замораживать ткани человека до минус 196 градусов. Уже во время первых испытаний на животных ученых ждало открытие.

Оказалось, при замораживании опухолей происходит уникальный процесс — криодеструкция: замороженные больные клетки просто отмирают. А на месте, подвергшемся воздействию сверхнизких температур, остается соединительно-тканевый рубец — операция уже не нужна. Естественно, криогенный способ стали применять по изначально разработанной технологии: опухоль замораживается и свободно удаляется. Метод Шалимова разошелся по всему свету и принят на вооружение ведущими онкологами мира.

МАСТЕР-КЛАСС

Препараты профессора Марди тоже обрели всемирное признание. Куда он ни приезжает, его осаждают толпы страждущих, умоляя излечить их.

— Как они узнают о моем приезде, понятия не имею, — говорит он.

Я видел работу профессора Марди: он провел в Киеве то, что можно назвать мастер-классом. К нему на прием пришли люди, и он мазал их пораженные участки тела своими чудесными растворами. Одна-две капли препарата наносится на кожу — и поражения прямо на глазах становятся меньше, как бы усыхают.

— Да, но почему же при наличии ваших методов по-прежнему имеет место этот печальный факт: каждые две секунды в мире от рака умирает человек? — задаю я вопрос профессору Марди.

— Многие врачи и фармакологи не заинтересованы в полной победе над раком и другими заболеваниями. Фармакологические компании мира получают в общем около ста пятнадцати миллиардов долларов в год — это большой бизнес. Каждая операция стоит десятки тысяч долларов. Мои же методы позволяют лечиться практически бесплатно. Поэтому меня называли шарлатаном, пытались выкрасть разработанные мной препараты.

— У вас существует какой-то секрет, благодаря которому ваши методы так действенны?

— Первый секрет состоит в том, что, в отличие от многих врачей, я по-настоящему хочу вылечить человека. Во-вторых, меня начали ценить именно благодаря той клинической школе, которую я прошел в Украине.

НАШИ ПРИОРИТЕТЫ

— Сергей Александрович, — обращаюсь к профессору Шалимову, — что вы скажете о нашей клинической школе?

— Украинская школа онкологии всегда была на передовых позициях. И сегодня традиции удалось сохранить. Пусть наши врачи не могут похвастаться высокими зарплатами, но наука у нас сильная. Сильная идеями, революционными открытиями. Скажу больше — западная медицина, ориентированная на получение денег с пациента, кое-где превратилась в некое подобие конвейера. Пациенту назначат кучу анализов, обследований, но никто из докторов не побеседует с ним по душам. Кроме того, как ни печально об этом говорить, западные медики не заинтересованы в стабильном долговременном результате. Вырезали опухоль — и гуляй. Заболеешь — снова придешь.

У нас приоритеты иные. Нам важно, чтобы пациент больше никогда не попал на больничную койку с тем же диагнозом. Именно поэтому мы всегда проводим комплекс лечебных мероприятий, предусматриваем все возможные последствия и стараемся принять профилактические меры, не дожидаясь рецидива.

Перед каждой операцией мы собираем консилиум врачей и обсуждаем конкретную ситуацию вместе, назначаем лечение. А потому и пациенты к нам возвращаются разве что как к друзьям — поговорить, порадовать нас своими успехами, главный из которых — сама жизнь.

— Вот именно, — подтверждает Шалва Марди. — На Западе как обстоят дела? Пациент приходит к врачу — тот изучает его, смотрит на показатели в компьютере. И при этом практически не общается с пациентом. А я научился смотреть именно на пациента. Еще один урок душевного общения с пациентом преподали мне врачи онкоинститута и лично Сергей Александрович Шалимов. Простая методика украинских онкологов — лечить не болезнь, а человека — вселяет уверенность: когда-нибудь рак будет побежден раз и навсегда.